Имя того или иного художника всегда рождает образ о нем. Какой образ возникает при мыслях о Марке Шагале? Конечно, мы начинаем улыбаться, вспоминаем парящих персонажей, разноцветных животных, цветы и любовь, царящую в его картинах. Искусство Марка Шагала — это детская чистота и наивность, это отзвуки его души. Художник говорил: «искусство – это прежде всего состояние души. А душа свята у всех нас, ходящих по грешной земле. Душа свободна, у нее свой разум, своя логика». Такое отношение к миру сформировалось у художника в детстве, с первых мистических переживаний, связанных с его рождением, с желания постичь тайну любви и смерти, с желания «перевернуть этот верхний зримый пласт и окунуться в первозданный хаос». Его душа была готова к неизведанным переживаниям, и они пришли к нему в виде звезд соскользающих с неба, в виде облачного ангела, проникающего в комнату. Друзья называли Шагала «поэтом». Пикассо говорил: «Когда он рисует, невозможно определить спит ли он или бодрствует. Вероятно, в его голове где-то живет ангел».

Станковые и театральные работы Марка Шагала хорошо известны, менее известны его работы со стеклом. Именно о такой работе по созданию витражей для церкви Всех святых в провинциальном английском городке Тудли и хочется рассказать.

История создания витражей окрашена мистическими красками: летом 1961 года юная 19-летняя англичанка Сара Голдсмит приезжает в Париж, чтобы посетить выставку витражей своего любимого художника Марка Шагала, выполненных для синагоги медицинского центра Еврейского Университета в Иерусалиме. Спустя два года, Сара трагически погибает, утонув в водах побережья Сассекс. В память о своей дочери, отец Сары просит разрешение у настоятеля местной церкви заменить одно старое одно на новое витражное, которое будет посвящено его дочери. Помня о любви Сары к искусству Марка Шагала, он обращается к художнику, рассказывает ему свою историю и просит выполнить эту работу. Шагал соглашается. Он приезжает в Тудли и увидев церковь, ее расположение и красоту естественного освещения, принимает решение заменить все 12 окон церкви. Что получилось? Фантазия светящихся красок, волшебство и красота, нежность и тревога, смерть и спасение.

Перед глазами проплывают библейские сюжеты: на тревожно горящем фоне предстает Ева искушающая Адама пылающим яблоком. Таинственный зеленый лист проплывает вверх сквозь фиолетово-сиреневую гладь и воплощается в мистической фигуре. Волшебная белая птица с распростертыми крыльями венчает окно, напоминая историю Ноева ковчега и новых отношений с Богом. Благодать уже сияет насыщенными розовыми, зелеными, золотыми, лиловыми цветами, выхватывая знакомые всем символы – рыбу, птицу, осла. Окно над алтарем описывает сцену смерти и Воскресения Сары: бушующие и тревожные морские воды уносят девушку, в этой зияющей воронке и фигура матери, страдающей безмерно. Движение усиливается вверх, туда, к фигуре Христа и яркий красный конь уносит Сару в мир покоя, радости и любви. Она оставляет темные глубины, ее ждут ангелы в раю. Финальным аккордом звучат цвета Шагала, дарующие надежду и спасение: золотые и охристые краски излучают божественный, мистический свет, льющийся с неба на землю.

У каждого свое прочтение истории, но, неизменно одно — обычная англиканская церковь, ничем не выделяющаяся из тысячи подобных, становится внутри храмом, вмещающим в себя таинственные, неразгаданные, возвышенные образы. И каждый входящий в это пространство отрывается от земли и начинает парить, достигая удивительного состояния духа, когда приходит некое мистическое осознание приближения к постижению основ сущего.

90-летний еврейский художник, впитавший в себя русскую и французскую культуры, создает произведение для англиканской церкви в память об обычной девушке — не это ли настоящее и неподдельное чудо веротерпимости, любви и доброты?

Последнее окно было установлено в 1985 году после смерти Марка Шагала.